Interfax.com Интерфакс-Россия Финмаркет СКАН СПАРК СПАРК-Маркетинг Эфир Конференции

Директор департамента Минобрнауки: Наша задача – создать в каждом регионе такие опорные вузы, которые составят конкуренцию ведущим вузам страны

Выступление директора департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки Александра Соболева... 

... на экспертном семинаре в МАМИ по вопросу формирования сети опорных региональных университетов, 22 октября 2015 года:

Последние 10 лет в России был взят курс на поддержку и развитие вузов-лидеров. Первоначально было создано девять, а потом 10 федеральных и 29 национально-исследовательских университетов. Особый статус имеют МГУ и СПбГУ.

Три года назад стартовал следующий этап: была инициирована программа «5/100», в которой сейчас участвуют 14 ведущих университетов Российской Федерации, имеющих большую государственную поддержку. Возможно расширение этой группы еще на 10-15 университетов. По факту пул ведущих университетов увеличится: в течение трех-пяти лет их станет 20-25.

Если посмотреть данные рейтинга стран Центральной Азии и Восточной Европы, то достаточно большое количество российских университетов (порядка 23-х) вошли в первую сотню. Страна заняла первое место в этом рейтинге суммарно. Среди ведущих университетов примерно половина – это вузы, которые сейчас участвуют в программе «5/100», или имеют потенциал, который может позволить стать победителями следующего конкурса.

Важно, что в этих рейтингах появляется позитивная динамика у других региональных университетов. Это значит, что кроме лидирующих университетов в регионах есть вузы, которые потенциально способны включиться в гонку за лидерами.

Это не просто механическое слияние

Если говорить о структурной политике, то важным моментом стал процесс санации системы – прекращение деятельности псевдовузов. За год примерно из 600 филиалов государственных вузов осталось около 400. Если говорить о негосударственном секторе, то он также сокращается.

С одной стороны, это связано с политикой учредителя и деятельностью ректоров образовательных учреждений, которые находятся в достаточно жесткой конкурентной среде. С другой стороны – с повышением эффективности деятельности Рособрнадзора, который в прошлом году увеличил пороги Единого государственного экзамена, необходимые для поступления в вуз.

Так, последние два года Рособрнадзор достаточно жестко проводил процедуру ЕГЭ, и некоторые вузы сами повысили порог. Это привело к тому, что вузы закрываются – не потому что их закрывают, а потому что они экономически не способны в нынешних условиях выдерживать конкуренцию. В этом смысле рынок высвобождается, и появляется больше возможностей, чтобы развивались конкурентоспособные структуры.

Чего не хватало раньше? Для того, чтобы быть привлекательными для абитуриентов, необходим полный набор образовательных программ, и не только в области педагогики, инженерии или в каком-то узкоспециализированном секторе. Эти программы должны охватывать естественные науки: математику, физику, биологию, педагогику, медицину. И только такие университеты сейчас конкурентоспособны и привлекательны.

Второй фактор – невозможно конкурировать в секторе ведущих вузов, тем более в мировых рейтингах, если у вас нет фактора масштаба. В таком случае вы не только не привлекательны для абитуриентов, а и неконкурентоспособны даже в российском образовательном пространстве.

По сути эти два фактора – стратификация системы и стремительное сжатие – привели к тому, что сейчас в России стартует масштабный проект создания опорных вузов.

Частью проекта будет конкурс, который мы объявляем. Это масштабная программа, рассчитанная на довольно длительный период, и конкурс – только первый этап. При старте программы создания региональных опорных вузов мы опираемся и на предшествующие крупные проекты, которые в России были связаны с проектами в области развития образовательной сети регионов. Принципиальное отличие в том, что раньше поддерживались образовательные центры внутри вузов, отдельные лаборатории, развитие инфраструктуры (классический пример – программа «Кадры для регионов»), либо развитие университетов. Сейчас задача заключается в том, чтобы развивались некоторые кластеры, в целом затрагивающие всю деятельность крупных региональных систем.

Как в целом выглядит проект? В нем есть три основных линии. Первая – государственная программа «Развитие образования» (ГПРО). За счет ее средств и государственного задания планируется создание от 100 до 150 региональных опорных университетов. Они создаются на основе объединения вузов, но это только первый шаг.

Параллельно запускается проект консалтингового типа, когда возникает федеральная поддержка для разработки программ развития. С нашей точки зрения, объединение университетов – необходимый, но недостаточный элемент. Объединяя университеты, мы должны не просто разработать, а создать реальные программы развития и вовлечь в эти процессы коллективы. Те практики, которые сейчас есть в регионах, даже в ведущих университетах, показывают, что предоставление денег в обмен на некоторые показатели просто не работает. Написание хороших документов не обеспечивает результатов. Поэтому одна из ключевых задач проекта наряду с разработкой программ – вовлечение всех коллективов объединяемых вузов. Это не просто механическое слияние некоторых организационных групп со своими традициями и пониманием процессов. Мы говорим о создании объединенных организационных структур, новой системы управления и структуры образовательных программ, политики по отношению к абитуриентам.

Чтобы эта рамка была удержана в федеральном масштабе, мы должны запустить систему внешнего проектного управления деятельностью. У нас в Российской Федерации уже есть такой опыт – экспертные группы с привлечением внешних экспертов, в том числе международных, которые смогут наложить эту единую рамку и успешно реализовать.

Третья линия проекта – это подготовка команд развития, которые в университетах будут реализовывать сам процесс. Критическая масса такого рода людей – как минимум 10-15 человек в каждом университете. Они должны пройти специальную подготовку в рамках единых подходов, имея возможность работать с экспертами, и обратиться к лучшему российскому и мировому опыту.

Будет запущен и проект масштабного переобучения ректоров объединяемых вузов – порядка 100-150 человек. Также будут подготовлены команды для каждого из вузов. Это будет сделано за счет федеральных средств. Программы будут содержательно разрабатываться и реализовываться также на федеральном уровне.

Есть организационная «обвязка»: совет, в который войдут представители региональных органов власти, губернаторы, представители федеральных органов власти, в том числе представители международной сферы. Именно этот совет будет принимать все основные решения по программе, в частности, заслушивать и принимать решения о победителях первого этапа конкурса. Мониторинговые схемы позволят раз или два раза в год наблюдать, как двигается проект, оценивать результаты, делать их публичными.

Мы бы хотели развести программу опорных вузов и программу “5/100”

Конкурс, который мы сейчас проводим, предполагает 10-15 победителей в зависимости от ситуации в регионах.

Какие условия для нас важны на первом этапе конкурса? Во-первых, это исключение из него Москвы и Санкт-Петербурга – две столицы по определению не входят в проект.

Во-вторых, в проекте в качестве опорных вузов, вокруг которых будут создаваться схемы слияния, не могут участвовать федеральные университеты. Часть этих федеральных университетов попадет в программу «5/100», а часть по факту является опорными региональными университетами, на практику которых мы будем полагаться. Мы бы хотели развести программу опорных вузов и программу «5/100» – это разные политики и структурные решения.

В горизонте 2020 года именно опорные университеты будут являться силовым каркасом для подготовки кадров и для удержания социально-экономической стабильности регионов. Есть некоторые целевые показатели, цифры и опорные ориентиры, которые надо иметь в виду, когда вузы будут создавать заявки.

Важный тезис заключается в том, что совет и конкурсная комиссия, которые принимают решения, будут оценивать не программы, а проекты программ. За полтора-два месяца невозможно разработать полноценную программу, и нам нужна программа как практика действий, которая разделяется уже объединенными коллективами. На конкурс представляются проекты и концепция, а дальше в течение полугода потребуется разработать конкретную программу и начать ее реализовывать. Мы четко разделяем две фазы: сначала проекты программ, концепции, предлагаемые на конкурс, а через полгода – реальная практическая программа действий.

Мы попытаемся консолидировать все средства

Что касается внешних инструментов поддержки, мы попытаемся консолидировать все средства – административные, нормативные и финансовые, которые за счет синергетических эффектов позволят проекту двигаться.

Что это может быть? Первое условие входа в программу – это объединение вузов. И далее в горизонте первых трех лет будет предоставлен финансовый ресурс. Основная программа пишется на пять лет.

Второе условие – нормативная свобода. Вы знаете, что сейчас в России есть вузы, которые имеют право разрабатывать собственные образовательные стандарты. Тем не менее требования федеральных стандартов на них тоже распространяются. Мы планируем, что региональные опорные вузы будут иметь право разрабатывать и реализовывать программы в рамках образовательных стандартов четвертого поколения. Идея заключается в том, что эти более широкие стандарты будут ложиться либо на всю область (например, аспирантура), либо на так называемые укрупненные группы направлений и специальностей. Можно создавать междисциплинарные программы и двигать контрольные цифры в нужном направлении. Появляются свободы, которые связаны с внутренними финансовыми моделями работы – в первую очередь в магистратуре и аспирантуре. Именно в региональных опорных вузах за счет нормативной свободы мы планируем сосредотачивать основную подготовку в магистратуре и аспирантуре.

У нас есть еще один ресурс, который требует обсуждения на уровне правительства и согласования с МИД и Россотрудничеством. Это преимущественное право на выделение контрольной цифры приема для иностранных студентов. Сейчас этот ресурс администрирует Россотрудничество, но у нас есть небольшая компонента, которую мы направляем в ведущие университеты, и они сами выстраивают собственные политики. Эти ведущие университеты сами определяют, в каких странах и сколько абитуриентов набирать в рамках определенных квот. Мы планируем, что у опорных университетов со следующего года также появится возможность использовать этот ресурс. Это позволит повысить привлекательность университетов с точки зрения международного сообщества.

Определенная сложность связана с тем, что бюджеты и программы планируются на перспективу. Уже сейчас мы планируем на 2017–2018 годы. Тем не менее Министерства образования и науки имеются определенные договоренности и формы реализации.

Побудить отраслевые вузы воспользоваться проектом создания опорных университетов

В России система образования построена в основном по отраслевому принципу. У нас большое количество отраслевых вузов: 69 сельскохозяйственных, 93 медицинских, есть вузы транспорта с большими филиальными сетями.

Ряд этих вузов заинтересован в участии в конкурсе. Около пяти заявок поступило от вузов отраслевых министерств, которые хотели бы участвовать и объединяться с вузами Минобрнауки. Но это не совсем наша история. Политика Министерства следующая: если будут поступать соответствующие обращения с уровня субъекта, сигналы от профильных министерств, и будут соответствующие договоренности, мы, конечно, будем их приветствовать. Но со стороны министерств сигнала в силу ряда причин не будет. Дело в том, что в системе отраслевого образования качество так называемых непрофильных образовательных программ – по экономике, юриспруденции, управлению – очень низкое. Проверки Рособрнадзора это показали. Примерно 40% студентов в этом секторе обучаются по заочным программам. Сейчас идет массовый процесс отказов от аккредитации, лицензирования этих программ, и в отраслевом секторе возникает непростая финансовая ситуация. С нашей точки зрения, есть мотивация, которая может побудить отраслевые вузы воспользоваться проектом создания опорных университетов, чтобы задать новые направления собственного развития. Это политика самих университетов, их учредителей и органов государственной власти на местах.

Что касается филиалов вузов, то мы не рассматриваем их в этом проекте. В ряде регионов негосударственные вузы могут участвовать в конкурсе, но юридически они должны распуститься, студенты должны перейти в другой вуз. Поэтому это скорее декларация о намерениях, некая политическая рамка. Возможно, во второй и третьей фазах мы найдем организационные формы таких решений и предложим законодательный проект.

В отношении государственных организаций высшего профессионального образования нефедерального уровня, где учредителем является правительство региона (таких вузов сейчас примерно 50) позиция Минобрнауки пока очень осторожная.

Во-первых, нет жесткой фиксации обязательств региона по дальнейшему развитию таких структур. Если регион передаст вуз на баланс Министерства, то встанет вопрос о региональном образовательном заказе и возможности его долговременного закрепления. Также когда Министерство возьмет на баланс подобного рода организации, возникнет большое количество финансовых обременений с нашей стороны.

Есть ряд регионов, где такие проекты просто необходимы. Например, когда регион, имея сверхдоходы определенного типа, может их использовать для развития образовательных систем. Возможно, будет одно или два решения, но это скорее исключение, чем правило.

Как я уже сказал, задача проекта – это не задача механического объединения. Наша задача – создать в каждом регионе в горизонте года или двух такие опорные вузы, которые, следуя логике их развития, составят конкуренцию ведущим вузам страны.